До соревновательного старта сезона – месяц. Таких открытых прокатов фигуристов у нас не было никогда. Ушли в прошлое черные треники во время выступления, появилось шикарное представление спортсменов. Лед на Ходынке в Москве провел смотр лучших фигуристов России.

Фото: AP

Не успели пройти даже короткие программы фигуристов на открытых прокатах сильнейших спортсменов России, как все дружно бросились делать выводы: о состоянии, то есть форме, о программах – идут спортсменам образы или не идут, даже о костюмах… Нет, конечно, сезон приближается исключительно внутренний. А поэтому общий настрой на словах (не тренеров и фигуристов, а вокруг них) таков: можно ни в чем себе не отказывать, жахнуть по льду экспериментами и виртуозными постановками по полной! Как именно жахнуть? Тут у разного рода критиков – некий затык, из которого они пытаются выйти при помощи набора красивых слов.  

А если задуматься: правда, как? Вот, наше самое сильное, любимое, лакомое для всех женское одиночное катание. Мы за последние годы увидели столько шикарного, неожиданного, умопомрачительного, что теперь уже удивить сложно. Да, накрыла нас всех эта привычка к феноменальному уровню. Немного, чего уж там, зажрались. А отсюда – брюзжание после первого же просмотра первого же показа открытого проката (читай – тренировки). Сюжет не тот, исполнение – не то, да и вообще нет ветра перемен. Из серии: Александра Трусова, мол, не убедила и не поразила, а Камила Валиева – похожа на себя, предыдущую. И вообще – все программы похожи.

А что мы хотим вообще увидеть в исполнении наших одиночниц в той же, например, короткой программе? Там, где четверные прыжки исключены правилами, а многое диктуют время и набор элементов. Нам надо, чтобы это было красиво и качественно. Если найден новый образ – это вообще шик. А если использован уже найденный раньше – это не шик? Вот Камила в короткой программе предстала в образе, который мы хорошо знаем: нежный, гипнотизирующий движениями. Это – ее, но надо отказаться? Обязательно?

И ведь каждый год повторяется одно и то же. Все так скучают по выступлениям наших фигуристов, что на открытых прокатах ждут не появления их на льду, а явления. Не просто, чтобы показали наметки программ, а – потрясли воображение. Не важно, чем: набранной шикарной формой или фееричной постановкой.

Наметки программ – а другого в это время, за месяц до стартов, быть и не должно, – не могут быть фееричными. (Исключения бывают, но единичны.) Задуманное тренерским штабом и воплощенное спортсменом можно оценить лишь тогда, когда собраны все элементы, спортсмен может это выкатать, да еще и ничего не придерживает, чтобы конкуренты не тиснули до стартов. Никто из топовых фигуристов к сезону еще не готов. Более того, абсолютное большинство признается в том, что еще не залечены травмы – старые или новые.  

Камила Валиева говорит открытым текстом: будет в этом сезоне тяжело, но это не борьба с собой, а «осторожное возвращение в форму, по ступенечке». Но пока есть повреждение: «травма сильно не беспокоит, становится лучше, но, если я неудачно упаду, то будет не очень хорошо». Нет четверных прыжков и акселя, потому что «нежелательно» падать. Как и торопить события. «Подожду полного восстановления, поэтому – облегченный контент, до следующих стартов у нас месяц».

Александра Трусова объясняет, что решила выступать на прокатах только из-за болельщиков, потому что есть проблемы – «травмирована спина, накопительный эффект». Неделю не каталась вообще, потом – одна тренировка в день, облегченная. «Вышла на лед неделю назад, каталась по 50 минут. Каталась, сколько могла, потом меня отпускали. Если бы не надо было выступать, я не каталась бы вообще». Еще рассказывает, что ей весьма комфортно в короткой программе. «Ко мне подходили и прямо спрашивали: «Что хочешь?». Я назвала несколько образов, в том числе блюз». Говорит, что в юном возрасте уже под него каталась, поэтому «примерно знала, как это будет».

А потом Саша снимается с произвольной программы. На вопрос о сезоне отвечает лаконично: «я восстановлюсь, дальше будет видно, пока не могу сказать, где буду выступать». Хочется верить, что теперь новую произвольную программу под музыку из фильма «Нервы на пределе» болельщики увидят на одном из этапов серии Гран-при России.

Елизавета Туктамышева заболела перед самым отъездом в Москву из Питера. Хотя тройной аксель на льду «Мегаспорта» все же исполнила. И обе ее программы приоткрылись: должны прозвучать обе, но будет это позже. Лиза подарит нам большое удовольствие, в этом нет сомнения.

Софья Самоделкина признает, что изменилась – и внешне, и внутренне. «И сейчас мы со всем тренерским штабом боремся с этим, стараемся что-то сделать и улучшиться». Софья Муравьева каталась с травмой, поэтому большие нагрузки невозможны, с прыжками проблемы, но удалось показать хореографию – интересную, запоминается.

Аделия Петросян все же порадовала «Мегаспорт» единственным на всех одиночниц прыжком в четыре оборота. Обе программы ей идут.

Софья Акатьева повзрослела, вытянулась. Рассказывать, о чем произвольная программа, девушкам всегда тяжело. Поэтому иногда получается смешно: «В первой части представляю, что я растение – вьюн, такие плавные движения. Начинается дорожка – и я уже представляю животное, тигр или кто это, я не знаю, очень интересно. А в третьей я превращаюсь в птицу. Эта часть мне безумно нравится, очень красивая музыка, постоянно ее слушаю». Но главное в словах – безумно нравится.

«Другой мир» мужчин   

У мужчин – и это очевидно – ожидается битва за лидерство. Прокаты тоже показали разную степень готовности. Но у каждого фигуриста есть возможность рваться к победе без удушающих мыслей об отборе на главные международные старты. И то, что нет безоговорочного лидера, обострит борьбу сначала на этапах Гран-при России, затем на самом чемпионате России. И в презентации себя самих мужчины даже превзошли на открытых прокатах женское одиночное. Удивляли и радовали. Про техническую составляющую пока не говорим.

Евгений Семененко продолжает свое стремительное развитие на льду. Кей-поп в российском фигурном катании – это все же новое направление, а если еще вспомнить, что Семененко – из гнезда тренеров Мишиных, а классика там роднее родной, то эффект восприятия усиливается. Еще – выступает с макияжем. «На первой тренировке Мишин сказал: «Давай покрасим волосы, образ подчеркнем. Я согласился. Приезжаю перед произвольной, говорит: «Давай еще с лицом что-нибудь сделаем?». Ответил: максимум – глаза. Посмотрим, может, что-то еще придумаем».

Женя смог поднять зал своей произвольной программой даже без прыжков в четыре оборота. Как он их выкручивает, все знают. Но Семененко говорит, что делает то, что позволяет на данный момент здоровье. «Тройные безболезненно получаются, а волчок на правой ноге, например, не могу, не хочется усугубить травму. Цель на сезон – выступать на публике и двигаться вперед».

Дмитрий Алиев вернулся. Хочется верить, что его прокаты – явное доказательство того, что провалы прошлого сезона остались там же, позади. Очень красивые программы. Есть уже прыжки. И есть настроение. «Согласен с Александром Самариным в том, что главная цель сейчас – получать удовольствие от катания. Чувствовал удовольствие от того, что я могу тут быть и выступать».

Андрей Мозалев рассказал, что соскучился по соревновательному духу и по зрителям. Поругал себя за ошибки, не стал ссылаться на то, что умудрился уже в Москве приболеть. А состояние на прокатах точнее других, наверное, передал Макар Игнатов: «Первые выходы на лед в сезоне – всегда самые волнительные. За межсезонье ощущение старта пропадает: вроде то же самое, а как будто другой мир».

Марк Кондратюк, блеснув в короткой программе, неудачно показал произвольную. Расстроился – очень. И даже не скрывал этого. Сказал, что для члена сборной России совершил слишком много падений. А накануне объяснил, что никогда не ставит конкретные цели на сезон. «Некоторые ребята говорили, что у них пропала мотивация. Я все так же хочу кататься и что-то делать. Конкретные цели никогда не ставлю, мне кажется, так проще. Когда не достигаешь их, это бьет по психике. Проще кататься в свое удовольствие».

Михаил Коляда, наверное, с ним согласен. Как говорит сам, никогда не катался на результат. Его новая произвольная программа «Танго в сумасшедшем доме» на музыку Альфреда Шнитке очень хороша. «Если «прочитали» смирительную рубашку в костюме, значит, мы сделали все правильно. В этой программе я – интеллигент из Санкт-Петербурга, обычный, уважаемый, но с проблемами. Насколько решаемы эти проблемы – вопрос открыт».

Танцуют не все

Насколько решаемы наши проблемы в танцах на льду – вопрос тоже открытый. Лидеров на открытых прокатах не было, возможно, что и выступать они пока не будут. По крайней мере, Виктория Синицина и Никита Кацалапов объявили об этом прямо: позади марафон из 8 лет, готовимся к свадьбе, хотим насладиться подготовкой к событию. Александра Степанова и Иван Букин ничего пока о пропуске первой половины сезона не заявляли, но этот вариант, видимо, тоже возможен. Марафон пройден и ими. Между двумя ведущими дуэтами и остальными танцорами все последние годы была почти пропасть.  

Труднее или свободнее будет молодым дуэтам бороться без лидеров? Да, появляется реальная возможность претендовать на главные позиции в расстановке дуэтов внутри страны. Личные амбиции кто-то, несомненно, подтвердит. Как это отразится на всем виде? Тут тревожно. Вожак может передать полномочия тогда, когда вырос новый вожак. Или этот новый отбирает их у лидера без спроса.

Не сняли ответственность

Хороши были серебряные призеры Олимпийских игр в Пекине Евгения Тарасова и Владимир Морозов. Говорят, что раньше было волнение, а сейчас просто приятно находиться перед таким количеством зрителей. Другие ощущения, не как раньше. «Когда готовишься в олимпийский сезон, понимаешь, что это главный старт, к которому идешь с детства. Сейчас ты уже в другом статусе катаешься в удовольствие, не снимая с себя ответственности. Настрой внутренний другой».

Призеры Олимпийских игр Анастасия Мишина и Александр Галлямов – в порядке, порадовали разноплановыми постановками. И вновь подбросили огня в характеристику тренера Тамары Москвиной: «Когда ставим программы, – рассказал Саша, – я сначала пробую элемент с Тамарой Николаевной, потом с Настей. Не надо недооценивать Тамару Николаевну. Поддержки она перестала делать только пять лет назад». А Настя не отказал себя еще в смешной детализации: «Тренеры нас упрекают, что у них программы были 5,5 минуты, а мы катаемся 4:10 и умираем. Мы – халявщики».

…И вот с последним готовы поспорить, наверное, все болельщики, независимо от того, кого они любят и за кого готовы насмерть биться в соцсетях. Халявщиков в нашей сборной нет.

Источник

Поделиться ссылкой:

от admin

Добавить комментарий